Главная / Литература / Активность японизмов в современном русском языке
11 Март, 2015

Активность японизмов в современном русском языке

Comments : 3 Posted in : Литература on by : admin

46901_640

Лексические заимствования из одного языка в другой всегда представляли для исследователей невероятный интерес. В лексическую систему русского языка слова иноязычного происхождения входили на протяжении практически всей его истории. В последние десятилетия «языковая мода», которая в разные периоды развития русского языка склоняла речевое поведение его носителей в сторону Германии, Голландии, Франции, Англии, США, заставила оглянуться на Восток. «Модными» оказались китайский, корейский, японский и др. языки, заимствования из которых пополняют словарный фонд наряду с заимствованиями из традиционных языков-доноров. В центре нашего внимания – лексемы японского происхождения.

Количественный состав рассматриваемой группы слов постоянно растёт. Если в Толковом словаре живого великорусского языка В.И. Даля отмечено лишь одно наименование, японское по происхождению, – соя, – то в настоящее время число японизмов в русском языке превышает семь десятков (включая лексемы, зафиксированные только в СМИ, некодифицированные). На основании анализа эмпирического материала нами выявлены 72 слова японского происхождения, ставшие фактами лексической системы современного русского языка.

00b1915bДанное исследование проводилось на материале основного и газетного подкорпусов Национального корпуса русского языка. При этом учитывалось количество словоупотреблений японизмов в указанных текстах. Основной подкорпус включает в себя «различные типы текстов, представляющие современный русский литературный (письменный) язык: современная художественная проза разных жанров и направлений, современная драматургия, мемуарно-биографическая литература, журнальная публицистика и литературная критика, газетная публицистика и новости, научные, научно-популярные и учебные тексты, религиозные и религиозно-философские тексты, производственно-технические тексты, официально-деловые и юридические тексты, бытовые тексты (в том числе тексты, не предназначенные для публикации: личная переписка, дневники и т.п.)» (Национальный корпус, 2012). Привлечение фактов газетного подкорпуса наряду с вышеуказанными, на наш взгляд, необходимо, так как данный тип текста может быть показателен как ориентир для дальнейшего развития. В языке СМИ с опережением реализуются те потенции освоения нового, которые заложены в любом национальном языке.

Активность различных японизмов в речи носителей русского языка существенно разнится. Одни лексемы японского происхождения используются весьма активно, что логично приводит к семантическому развитию данных лексических единиц. Так, японизм кимоно в анализируемых текстах встречается не только в кодифицированных значениях ‘национальная японская одежда (мужская и женская) в виде халата с широкими рукавами’, ‘особый покрой рукава женского платья’, но и как обозначение костюма для занятия восточными единоборствами, состоящего из куртки и штанов; слово цунами часто используется говорящими в переносном значении: политическое, финансовое, криминальное, алкогольное, экономическое, иммиграционное, звуковое цунами; цунами критики, аплодисментов, гастролей и т.д.

113953_640На наш взгляд, активность лексем японского происхождения зависит от нескольких факторов:
1. Время фиксации данного слова в языке-реципиенте (например, титул японского императора микадо, отмечаемый в русских текстах с середины XIX века, имеет в основном подкорпусе показатель частотности 191; рикша, фиксируемое с конца XIX – начала XX века, – показатель частотности 226, а офуро′ ‘вид японской бани’, появившееся в русских письменных текстах в конце XX века, – показатель частотности 1).
Интересно, что релевантным оказывается также время бытования исследованного языкового материала (ср. показатель частотности 33 наименования шимоза в основном подкорпусе, в который входят прозаические письменные тексты XVIII – начала XXI века, и 1 в газетном подкорпусе, включающем тексты 2000-х гг. (шимоза ‘взрывчатое вещество в виде плотной мелкозернистой массы, употребляемое для артиллерийских снарядов’).

2. Тип текста, где фиксируется данное наименование (ср. частотность лексемы цунами в основном подкорпусе – 153 и в газетном – 642; частотность сушими/сашими в основном подкорпусе – 5, в газетном – 30). Ясно, что частотность слов суши, нори, харакири, гейша, иена и др. напрямую зависит от типа и тематической принадлежности текста (кулинария, политика, экономика, досуг и т.д.).

3. Социальные факторы: возраст, социальный статус, образ жизни, уровень образования, место проживания носителей языка и др. (например, отсутствующее в русских лексикографических источниках наименование игрушки бакуган хорошо известно детям дошкольного и младшего школьного возраста; подростки, в отличие от зрелой аудитории, активно используют в речи японские слова аниме, манга, сюрикен, катана, нунчаки; необходимость употребить слова суши, тофу, дайкон, васаби возникает скорее у жителей мегаполисов, хокку, икебана, синто, бусидо – образованных, саке предпочитают употреблять люди с определенным образом жизни и т.д.

Безусловно, чрезвычайно важна степень актуальности, востребованности информации, стоящей за звуковой оболочкой данного слова, для носителей языка-реципиента (ср. показатели частотности наименования иена: в основном подкорпусе – 315 (в газетных текстах – 1182!) и нулевую частотность наименований сен ‘японская мелкая монета’, кин ‘единица массы в Японии, равна 600г.’, момме ‘японская мера веса, равная 3,75 г.’, тем не менее зафиксированных в словарях иностранных слов).

Немаловажным оказывается и такой уже названный нами экстралингвистический фактор, как мода. Сегодня она существует на такие японские реалии, как кухня, развлечения, в моде по-прежнему восточные единоборства. Здесь показательна статистика газетного подкорпуса: в числе 20 самых частотных японизмов находятся наименования соя, суши, саке, дайкон, караоке, дзюдо, карате, айкидо, сумо, кимоно, татами.

В ходе исследования нами установлено, что наибольшую степень активности в текстах основного подкорпуса Национального корпуса русского языка проявляют наименования карате/каратэ, самурай, соя, кимоно, иена, дзюдо, рикша, гейша, камикадзе, микадо, ниндзя, цунами, бонза, дзен, сенсей (от 520 до 100 словоупотреблений). Статистические данные газетного подкорпуса в некоторой степени отличаются от вышеуказанных. Здесь самую высокую частотность имеют наименования иена, дзюдо, соя, цунами, карате, камикадзе, самурай, суши/суси, гейша, караоке, сумо, кимоно, татами, айкидо (от 1182 до 100 словоупотреблений). Языковая компетенция современного носителя русского языка неизбежно требует знания данного языкового материала и владения им.

Читать также

3комментария

3 thoughts on : Активность японизмов в современном русском языке

  • zakaz89.com
    Декабрь 13, 2015 at 10:25 пп

    Все родственные славянские заимствования были близки русскому языку, его системе, быстро ассимилировались и лишь этимологически могут быть названы заимствованиями.

  • EdmondRit
    Декабрь 14, 2015 at 1:00 пп

    Русский народ с древних времен вступал в культурные, торговые, военные, политические связи с другими государствами, что не могло не привести к языковым заимствованиям. В процессе употребления большая часть их подверглась влиянию заимствующего языка. Постепенно.

  • автоматы
    Март 17, 2016 at 4:41 пп

    Привет! Из-за того, что все однокоренные англицизмы заимствуются одновременно, они не проявляют большой активности при словообразовании. Тем не менее встречаются модели с заимствованными из английского языка суффиксами

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *